Кто выигрывает от процедуры банкротства

Банкротство — это в условиях рыночной экономики, увы, обычная процедура. Процедура банкротства отличается большой сложностью и длительностью по времени. О процедуре банкротства, ее специфике в эфире Pravda. Ru рассказывает эксперт по банкротству, председатель комиссии по финансовому анализу и антикризисному управлению Российской коллегии аудиторов Иван Рыков.

Инструмент банкротства

— Расскажите про процесс банкротства предприятий. На сегодняшний день минимальный размер долга — 300 тысяч рублей. В случае невыплаты этой суммы контрагент имеет право подать в суд. Что ему следует делать?

— Сначала ты пишешь претензию: "поставщик не заплатил деньги по договору". Если у должника либо денег нет, либо он недобросовестный, и претензия останется без ответа, нужно пользоваться инструментом государственного принуждения, то есть подавать исковое заявление в суд.

Когда подали заявление в суд, получили судебное решение. Оно, предположим, вступило в законную силу уже к этому моменту времени, то есть 3-4 месяца прошло, как минимум, и получили исполнительный лист. Его направляют в службу судебных приставов.

Служба судебных приставов, по оценкам многих экспертов, работает недостаточно эффективно, зачастую даже исполнительные листы могут полгода лежать без какой-то понятной реакции, два года лежать без исполнения. Поэтому банкротство для кредитора — это, по сути, единственный шанс использовать силу закона для того, чтобы добраться до своего должника. Других инструментов нет.

Кредитор, когда подает заявление о банкротстве в суд, рекомендует арбитражного управляющего, который становится руководителем предприятия и делает все для того, чтобы рассчитаться с этим кредитором. Предположим, должник недобросовестный. В этой ситуации задача кредитора, задача управляющего — найти активы, найти, что спрятано, куда спрятано, достать их и разделить между всеми кредиторами.

Должник тоже может подать заявление о банкротстве. Это нужно для того, чтобы как-то цивилизованно решить проблему долга. То есть он уже все варианты перепробовал, и вот остался последний шанс.

Волна банкротств 

— Насколько активно сегодня применяется этот инструмент? И можно ли выделить отрасли, где больше банкротств предприятий?

— Сейчас экономическая ситуация в России достаточно тяжелая. Выручка по многим розничным сетям (и большим, и небольшим) упала практически в два раза. Выручка — это источник средств для компенсации затрат, это источник для выплаты заработной платы, без выручки ни одно предприятие существовать не может. Если она упала в два раза, значит, в этой сфере, в этой отрасли будут наблюдаться массовые банкротства.

И известны случаи, когда многие в прошлом успешные розничные сети среднего размера уже задумываются о банкротстве. Сейчас многие говорят, что розничные сети наживаются на покупателях — наценки большие на товары, получают сверхприбыль. Ничего подобного, такого нет! И федеральные сети в большинстве своем убыточны, и региональные сети теперь в большинстве своем убыточны. Если раньше они держались на каких-то западных дешевых кредитах, то сейчас доступ к ним прекращен.

— Какие еще отрасли страдают от банкротств?

— Отрасль строительства находится в еще, наверное, более упадочном состоянии, чем розница. Я бы сейчас прежде, чем подумать где-то войти инвестором, либо дольщиком в строящееся жилье либо в коммерческие помещения, трижды проверил этого строителя, этого застройщика. Потому что сейчас у них хуже, чем практически у всех. Выживают только две категории строителей — это те, кто занимается ремонтами, работает с людьми непосредственно, и выживают те, кто в достаточно крупных тендерах.

Вся промежуточная прослойка сейчас находится фактически в банкротном состоянии. И если она еще не банкрот, это лишь вопрос времени.

Признание работодателя банкротом

— Что значит банкротство для работников предприятия?

— С работниками ситуация еще более интересная. Сейчас, буквально с октября месяца, работники тоже могут требовать выплаты своей заработной платы путем подачи заявлений о банкротстве. Об этом еще мало кто знает. Если у работника долг более 300 тысяч рублей, либо если работники объединятся, и общая сумма долга будет больше 300 тысяч рублей, после того, как они получат решение суда, они вправе подать заявление о банкротстве своего работодателя. Это введено как способ защиты прав работников.

Раньше долг по зарплате мог быть 10 миллионов, 20 миллионов, 30 миллионов — никого это не волновало. Это неправильно, потому что работники тоже вправе идти до конца, получая свои честно заработанные деньги. Поэтому законодательством такое право с октября предоставлено.

Cоциально значимое предприятие

— А что происходит после подачи иска о признании работодателя банкротом?

— В 70 процентах случаев работодатель предпочтет рассчитаться с долгом по заработной плате, нежели допустить свое банкротство. Эта статистика основана как раз на практике, и та же тенденция наблюдается в отношении юридических лиц. Но при этом порядка 30-40 процентов случаев — это как раз случаи, которые мы называем криминальным банкротством.

— Многие ли предприятия в России попадают под категорию социально значимых, как "Трансаэро", например? И что значит "социально значимое предприятие"?

— Формально говоря, такое понятие, как "социально значимое предприятие", в законе о банкротстве почему-то отсутствует. В законе о банкротстве есть, например, понятие градообразующего предприятия, когда в нем занят большой процент от населения, работающего в городе.

"Трансаэро" вряд ли можно признать градообразующим предприятием, даже учитывая все количество людей, которое там работает, потому что оно зарегистрировано в Петербурге. В Петербурге гораздо больше жителей.

Тем не менее, учитывая масштаб проблемы, оно фактически является социально значимым, и все государственные органы относятся к нему немножко по-другому, хотя это в законе нигде не прописано. Есть еще перечни, которые утверждаются правительством и президентом. Это перечни стратегических предприятий и предприятий оборонно-промышленного комплекса. По этим предприятиям государство действительно мониторит всю ситуацию, знает текущее положение каждого предприятия, и все это находится на отдельном контроле государственных органов.

Но такие социально значимые предприятия, конечно же, не имеют нормативной базы и каких-то особых прерогатив при проведении процедуры банкротства. Это, по сути, обычные предприятия, просто очень важные.

— Как должны вести себя работники предприятия, если заявление о банкротстве на какое-то предприятие подал внешний кредитор? И есть риск, что владельцы предприятия отдадут ему те средства, которые изыщут, оставив работников без выплат?

— Работники имеют некоторые права. Они могут участвовать в судебных заседаниях, они везде могут заявлять свою позицию, они с правом совещательного голоса в праве везде участвовать, но им нужно самоорганизоваться. Но профсоюзов, которые разбираются в банкротстве, понимают хоть сколько-нибудь в деле о банкротстве, я не видел за всю свою практику, уже больше 10 лет.

Представители трудовых коллективов должны избираться, и они имеют право представлять работников предприятия при банкротстве. Их арбитражный управляющий включает в реестр, если, конечно же, есть подтверждающие документы. В этой ситуации работнику нужно написать какое-то письмо, обращение, либо заявление арбитражному управляющему, чтобы он просто не забыл включить их в реестр, то есть немного о себе позаботиться.

— Часто ли у нас в стране процедуру банкротства удается довести до логического конца, в соответствии законом и чтобы все остались более-менее довольны, без подтасовок?

— Здесь даже не столько в подтасовках дело. Процент погашения требований по итогам банкротства очень маленький. Я встречал разные оценки — кто-то говорит, 7 процентов, кто-то говорит, больше 10 процентов. Но эти цифры примерно такого порядка. И поэтому, естественно, все остаются недовольны в результате процедуры банкротства. Зачастую причина не столько в самом арбитражном управляющем, хотя в некоторых случаях это тоже так, а сколько в том, что само предприятие уже не имеет ликвидного какого-то имущества. Например, производственное предприятие.

Предположим, создали его 30 лет назад, и сейчас оно банкротится. Допустим, арбитражный управляющий приходит, смотрит станки, а станки, по сути, это цена металлолома. Они даже по балансу не могут стоить 100-50 миллионов рублей.

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Беседовала

Лейла Мамедова


Банкротство: печальная необходимость или преступление?
Комментарии
Комментарии
Комментарии
Tasha Byianova Национальные антидопинговые агентства призывают к реформе WADA
Tasha Byianova Медведев: Доиндексанция пенсий в 2017 году будет равна единовременной выплате
Юрий Ктиторчук Авиация России отрабатывает массированный ракетный удар
Кирилл Левоненко Полиция нашла 370 кг кокаина на заводе Coca-Cola в Марселе
Кирилл Левоненко Космобомберы: Предыстория идеального оружия
strateg s Кто не кормит свою науку, будет кормить чужую
Кирилл Левоненко Журналист из Ташкента: внешняя угроза для Узбекистана — не самое страшное
Кирилл Левоненко Джон Маккейн станет другом Путина
Vladimir Afonin Полиция нашла 370 кг кокаина на заводе Coca-Cola в Марселе
Кирилл Левоненко Прокол с милдронатом будет стоить ВАДА очень дорого