Взносы на капремонт были и в СССР

Споры по поводу обязательных взносов на капремонт не утихают. Общественные дебаты уже перекочевали в Конституционный суд. Между тем капремонте сегодня нуждается более половины многоквартирных домов в стране. Об этом в эфире Pravda.Ru рассказывает ведущий эксперт по жилищному праву и ЖКХ движения "За права человека" Виктор Федорук.

Мораторий на взносы

— Вопрос взносов на капремонт очень спорный и неоднозначный. Некоторые политики призывают ввести пятилетний мораторий на этот сбор или вообще отменить его. В конце концов группа депутатов КПРФ и "Справедливой России" направили запрос в Конституционный суд.

— Только что состоялось заседание Конституционного суда по этому вопросу, но решение суд примет в течение месяца. Дело в том, что как при советской власти у нас были, так и сегодня действуют документы, ведомственные строительные нормы, в которых прописаны сроки капитального ремонта, сроки замены коммуникаций. По этим документам и проводился ремонт. И сейчас их действие никто не отменял.

После того как в 1991 году был принят закон о приватизации, в 16 статье была оговорка, что запрещается приватизировать квартиры в многоквартирных домах, если не был проведен капитальный ремонт. Государство должно передать квартиру, которая не требует никакого ремонта, весь дом должен быть нормальный, чтобы крыша не текла, коммуникации все в порядке были и так далее. Вот тогда, пожалуйста, становись хозяином этого жилья, а дальше уже все сам. Но потом получилось так, что много жилья не было отремонтировано…

— То есть заявления на приватизацию поступали?

— Поступали, а им отказывали, объясняя, что ваш дом не отремонтирован. Одним разрешали приватизировать, а другим - нет. Получалась парадоксальная ситуация— люди отличались друг от друга в правах, из-за того в каком доме они жили. Тогда сделали поправку в этот закон, что разрешается приватизировать дома, где не было капитального ремонта, но за государством (там сказано — за бывшим собственником этого дома) остается обязанность проводить капитальный ремонт. Не провести, а проводить, то есть предполагается, что не один раз.

Потом, наверное, одумались. В 2004 году выходит Жилищный кодекс, в который внесли статью, что собственники обязаны проводить ремонт в своей квартире, в том числе в местах общего пользования — крыши, подвалы, трубы. Все это должны заменять сами жильцы, если они стали собственниками.

И чиновники начали говорить: что вы пришли к нам, если у вас личная крыша течет? А ну-ка почитайте статью. Собственником вы стали, приватизировали? Владейте и сами разбирайтесь. Больше к нам не ходите. — Ха-ха-ха, как мы вас обманули.

Тогда председатель комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Галина Хованская пишет запрос в Верховный суд. Она давно этими проблемами занимается, еще в Мосгордуме принимала законы, которые потом чиновникам были как кость в горле, и они их всевозможными способами поотменяли. Это были очень хорошие законы для граждан. И Верховный суд подтвердил, что за государством осталась обязанность ремонта приватизированного жилья.

Даже если квартиру приватизировали, но пока государство один раз ремонт не сделает в этом доме, к людям не приставайте. Люди начали соображать, и пенсионерки из города Ижевска подали в суд на свои власти, говорят: обязаны сделать ремонт, так делайте, а потом мы уже будем за все отвечать. Они выиграли этот суд. Это была первая ласточка в России, когда три обычных гражданина подали в суд, доказали свою правоту и выиграли дело.

51 процент жилищного фонда требует ремонта

— И это послужило прецедентом?

— Послужило прецедентом. И чиновники засуетились, стали пытаться это отменить. И вот придумали такой ход: капитальный ремонт — обязаловка. Ну хотя бы сказали людям честно, что нет денег. Но власти продолжают всячески юлить и стремятся уйти в сторону.

На самом деле еще при советской власти платили взносы на капитальный ремонт, но платил работодатель — два процента от зарплаты вносил в бюджет на соцкультбыт и жилфонд. Этих средств хватало, чтобы проводить ремонт.

— Сейчас, по данным минстроя, 51 процент жилищного фонда требует ремонта. Это так?

— 51 — это процент заниженный. Еще больше домов требуют ремонта. Я живу в Южном округе. Наш бывший префект уже вышел из тюрьмы, где сидел за воровство денег. На бумаге капитальный ремонт в доме проведен, сводка в министерство ушла, а деньги просто украдены. Он уже свое отсидел и чист перед законом, потому что наказание отбыл. Он сдал вахту — его заместитель теперь там сидит за то же.

Префект Северного округа в бегах с деньгами, еще не осужден, его не могут поймать, потому что он с деньгами капремонта в Германии прячется.

— Воровство этих взносов — массовое явление?

— Хотелось бы надеяться, что не массовое. Пока только два префекта осуждены, а третьего ловят.

— Негативный опыт не побудил власть усилить контроль?

- Побудил быть острожными, сделать несколько ступенек контроля. Недавно Козак проводил селекторное совещание, там по столу стучали, что регионы не выбирают деньги на замену ветхого жилья, переселение, потому что там федералы проконтролируют, куда денежки ушли…

— То есть, получается, что с контролем деньги не так уж нужны?

— С контролем деньги — опасны. Вот когда они региональные фонды пооткрывали, там — я сам себе начальник. В Ханты-Мансийске начальник этого фонда себя любимого обеспечил зарплатой в десять миллионов рублей в год за то, что он хранит эти деньги.

И замминистра строительства Чибис говорит, что должны быть большие зарплаты, потому что они на больших деньгах сидят, надо, чтобы они боялись потерять это место. Если маленькую зарплату дадим, тогда будет хищение. А большая зарплата — это не хищение? 

— Куда идут эти взносы сейчас? Какая схема?

— Хозяин этих денег — Фонд капитального ремонта. Мы перестали быть хозяевами наших денег, и не мы решаем, куда эти деньги должны пойти. Наша обязанность — их отдать, как ими распорядиться мы решать не можем.

— То есть власти в очередной раз поменяли свои прежние законы, опять добавили нам обязанностей и отобрали права, а себе добавили прав без обязанностей?

- Да, мы теперь — никто, скажем: начальник, отремонтируй. А начальник: кыш отсюда! И все. В законе, конечно, прописано, что есть право выбрать спецсчет и быть хозяином этих денег. Но на этом пути — столько препонов! Во-первых, надо провести собрание, на котором две третьих собственников должно быть. Много еще юридических нюансов.

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала


Оружие: Безопасности на копейку, ответственности на рубль?
Комментарии
Комментарии

О коррупции Путин сказал 1 декабря до обидного мало: мол, будем нещадно бороться, неприкасаемых нет, чиновник наш в своем большинстве честен и порядочен, суд разберется, излишний информационный шум вокруг резонансных дел создавать не надо (последнее, конечно, рафинированный оксюморон, но сейчас не об этом). Почему же президент не счел нужным внести хоть какую-то вербальную ясность в столь злободневный для жителей РФ вопрос?

Посадки еще будут: Почему Путин мало сказал о коррупции