Может ли ВПК России обойтись без Запада

Может ли ВПК России обойтись без Запада. 290846.jpeg

Военно-промышленный комплекс России выделяется среди прочих отраслей тем, что в наименьшей степени интегрирован с западными партнерами и стандартами НАТО. Тем не менее, взаимодействие по отдельным направлениям есть. Не нанесут ли ущерб национальной обороне гипотетические санкции Запада? Об этом в прямом эфире Pravda.Ru разговор с военным экспертом Владиславом Шурыгиным.

— Россия не боится американских санкций. Не боимся мы, что наши политики и бизнесмены не поедут больше в Америку. Они сами заявляют, что горды тем, что попали в эти списки. Но не повлияют ли санкции на нашу обороноспособность?

— Вся история с санкциями очень сильно напоминает попытку развести тех, кто разводиться не хочет. Совершенно очевидно, что за весь прошедший месяц несмотря на очень громкую риторику и целый ряд заявлений, каких-то реальных серьезных санкций против России они так и не приняли. Относиться всерьез к ограничениям нескольким десяткам чиновников нельзя. Это, скорее, во исполнение указа нашего президента, который год назад сказал: хватит хранить бабло за рубежом, привозите его в Россию. А все остальное — из ряда громких заявлений.

Существенных военных санкций быть не может, поскольку у нас чрезвычайно мало общих с НАТО действий. Они громко заявили, что обрывают всю полностью военную деятельность с Россией — хлопают дверью. Но при этом надеются на дальнейшее сотрудничество по Афганистану и по борьбе с наркотиками. Но минуточку! Это — ровно 90 процентов того, что вообще составляет нашу с НАТО совместную деятельность. Остальные 10 — это просто обсуждение ПРО, которое происходит бесконечно, непонятно в каким режиме и в абсолютно расслабленном состоянии, потому что ни одна из сторон друг другу ничего не докажет.

И еще всякая мелочь, вроде уведомлений и присутствия на учениях. Получается, что НАТО громко хлопнуло дверью, но при этом оставило ее нараспашку. Если брать экономические санкции по отношению к нашему силовому блоку, то здесь тоже очень-очень много проблем у НАТО. Советский Союз был полностью выключен из мировой системы экономики. Сегодня технологическое сотрудничество глобальное. Россия — часть замечательной мировой экономики со всеми ее плюсами и минусами. Минусов мы пока видим больше, любой ветер превращается в России в шторм, но есть и определенные плюсы. Экономические санкции начинают бить сразу в две стороны, и об этом уже во всеуслышание заявили немцы и французы, об этом же говорят и все остальные. Простой пример: самый большой контракт — знаменитый "Мистраль" стоимостью почти 2,5 миллиардов евро.

Читайте также: Санкции против России - неудачный эксперимент Вашингтона

— Но французы заявили, что только в октябре решат, передавать их или нет…

— Мы произвели предварительный платеж, но окончательно будем расплачиваться с французами по факту передачи корабля. Но при этом есть еще такая замечательная штука как санкции, но уже не по отношению к нам, а по отношению к невыполненным обязательствам. В этом случае, если контракт сорван по вине французов, они мало того, что обязаны вернуть нам все деньги, которые были проплачены, но и выплатить громадную неустойку. Но еще более любопытно, что представитель Министерства обороны очень метко заметил: "Дай Бог бы это случилось!" Потому что в этом случае проблем у всех станет сразу меньше. "Мистрали" нам — пятое колесо к телеге, и все пытаемся понять, куда их пристроить. Действительно, мы найдем гораздо лучший способ потратить два с половиной миллиарда евро, чем просто получить эти три посудины.

— В Советском Союзе военно-промышленный комплекс развивался автономно от остального мира, но в технической и производственной независимости был большой плюс…

— Это был некий абсолютно отрезанный собственный мир. Но не одной страны. Мы распределяли очень много по странам Совета экономической взаимопомощи. Очень много оптики и электроники производила ГДР, часть корабельных программ передавалась на польские верфи. Все наши, большие десантные корабли, которые и сейчас в строю, это — корабли польской постройки, и построили хорошо. И по другим странам СЭВ и Варшавского договора была специализация по отраслям.

— Но связи, которые были в Советском Союзе оборваны, зато налажены новые схемы кооперации. Насколько сейчас наша страна в производстве оружия зависима от США и остального мира?

— Политический шаг с Крымом можно назвать очень просчитанным. Он опирался на четкое понимание того, что у нас есть и чего нет. Перестройка или возрождение ВПК началось примерно 4-5 лет назад, когда впервые стало понятно, что деньги для этого есть. И были озвучены программы на общую сумму порядка 16 триллионов. Тогда же возникла главная проблема, что деньги есть, а возможности производить оружие нет — такой эффект царя Мидаса, который к чему ни прикасался — все превращалось в золото, но не было того, что ему было нужно.

Пять лет назад мы выяснили, что есть большие производства, но они давным-давно утратили способность массового выпуска качественной продукции, и нет современного оборудования. В течение этих лет под руководством Рогозина шло большое перевооружение нашего ВПК. Оно не закончено до сих пор, многие производства как раз находятся в стадии технического перевооружения, особенно это касается корабельного производства.

С авиацией, ракетной техникой было легче, хотя тоже до конца не завершено. Но Россия уже способна производить массово современное вооружение, и по крайней мере два года это делает. По вертолетам мы вышли на уровень производства советского времени. Сколько производил весь Советский Союз, сейчас производит одна Россия. В прошлом году Министерство обороны получило больше 60 боевых самолетов. СССР производил до 150. Но в рамках нынешних вооруженных сил это уже позволяет говорить о перевооружении.

Читайте также: Выстрелит ли нефтяное оружие США

Конечно, есть вещи, которые до сих пор являются проблемой. Например, в микроэлектронике производство матрицы для тепловизоров. Когда-то мы пытались решить ее за счет импорта. Когда началась вторая операция в Чечне, было принято решение сделать группу вертолетов-ночников на базе МИ-8, и для них нужны были тепловизоры. Эти тепловизоры мы начали собирать, закупая французские матрицы. Но ровно через три месяца уперлись в то, что американцы очень резко предъявили требование французам прекратить поставки. Французская фирма тут же отказалась поставлять нам в дальнейшем эти матрицы, и почти на четыре года мы зависли с невозможностью делать собственные тепловизоры. Затем Белоруссия развернула производство аналогичных матриц. Сейчас мы уже производим собственные тепловизоры, потому что тогда уже столкнулись с проблемой зависимости от иностранных военных технологий.

Здесь надо отдать должное новому министру Шойгу, который очень резко остановил все то, что пытались у нас активно развалить два наших великих стратега — Сердюков и Макаров. Они рассказывали, что если мы что-то не производим сами, давайте лучше купим на Западе, на Западе оружия до фига, и они всегда готовы нам его продать. Можно долго рассказывать историю приобретения знаменитых 38-х винтовок и другого оружия. Сейчас в полный рост встает проблема патронов. Патроны 38 калибра Магнум официально идут и как охотничий, и как НАТОвский патрон, но они под эти санкции попадают в полный рост, и нам их теперь никто продавать не будет. И структуры, которые вооружены английскими снайперскими винтовками, сейчас оказываются в таком же зависшем положении. Их ремонт на себя сейчас взяло наше производство "Орсис". У этих английских винтовок очень быстро сточились стволы, и теперь их перестволивает наш "Орсис". Но вопрос с патронами тоже — открытый.

Но по большому счету, для нас сейчас нет большой зависимости от НАТОвского вооружения и комплектующих. Потому что все, что не хочет продать НАТО, нам продаст Китай. По крайней мере, с точки зрения электроники, микроэлектроники, это все можно брать там. Кроме того сейчас активно возрождается необходимое производство России. Про корабельное производство уже давно говорили, что можно совершенно спокойно заказывать на Всемирной верфи. Всемирная верфь — это Южная Корея, которая сейчас строит самое большое количество тоннажа в мире. Современный мир сильно отличается от того, который привыкли оценивать с точки зрения санкций.

Читайте также: Спецназ ГРУ: побеждал всех, проиграл Сердюкову

— В 90-е годы институты подготовки специалистов в некоторых сферах тоже были утрачены. И упомянутый господин Сердюков фактически развалил институт военных училищ, прекратив наборы офицерских кадров. Достаточно ли у нас своих специалистов для того, чтобы все это работало?

— Вопрос по кадрам сейчас, к счастью, решен. За полтора года, с тех пор как поменялось руководство в Министерстве обороны, новые министр обороны и начальник Генерального штаба вопрос с военными училищами решили в первую очередь. Сейчас во все училища восстановлен набор и восстановлена старая система обучения. Вычеркнуты, выкинуты на свалку все эти макаровские бредни про два года с последующими докурсовыми доподготовками. Сейчас училища осуществили полноценный набор, так же, как и академии. Идет полноценное обучение. Поэтому говорить о том, что сейчас какой-то дефицит кадров нельзя.

Более того, пока мы это можем компенсировать даже из резервов. Из армии так или иначе было уволено почти 300 тысяч офицеров за предыдущие 5 лет, и это, конечно, громадный кадровый резерв среднего и старшего командного состава. Далеко не все из них готовы вернуться, но в случае какой-то открытой вакансии на уровне управления войсками проблем нет. Есть кадровая проблема в младшем офицерском составе, но она некритична и решаема.

За прошлый год мы смогли набрать более 80 тысяч контрактников. Ни одного солдата-срочника в операции, связанной с Крымом, привлечено не было. Решали только контрактники, и, как мы видим, решали хорошо и уверенно. Крым очень интересную вещь показал. Для всех это было изумление, даже для военных экспертов. Я был в Крыму, как раз в тот период, когда вежливые вооруженные люди работали. Опять же, здесь есть две легенды, которые связаны с появлением термина "вежливые военные люди". Романтическая легенда гласит, что кто-то во время этих событий вспомнил знаменитую последнюю страницу "Дней Турбиных" Булгакова, где Мышлаевский говорит, что красные входят в город, я их видел — вежливые люди.

Но в реальности это восходит к той ночи, когда вежливыми вооруженными людьми был взят под охрану Крымский парламент. Была очень большая опасность, что его захватят экстремисты, в основном из татарского экстремистского движения. Слава Богу, это не подтвердилось, но когда его брали под охрану, там несло службу несколько милиционеров. Эти милиционеры как раз по утру были главными ньюсмейкерами не только страны, но и всего мира. И они раздавали десятки и сотни интервью, потому что вежливые люди ни с кем в контакт не вступали, а больше никто ничего не знал. А милиционеры рассказали, что вот ворвались, выкрутили руки, уперли в пол, но все очень вежливо. Очень вежливо. Даже была смешная деталь, когда один из милиционеров говорил, что было дальше: "А дальше они нас подняли, потом спросили, откуда мы? Узнав, что из Крыма, вернули пистолеты, только патроны вытащили и попросили помочь. Мы им помогали разгружать оружие". Так и пошел отсюда термин "вежливые люди".

Читайте также: На параде Победы покажут новую боевую технику

Повторюсь, проблема по кадрам сейчас не стоит. Армия действительно получила все, что нужно. С отдельными техническими элементами, техническими деталями, с промышленностью в целом, конечно, сложнее. Сейчас в промышленности есть нехватка нужных специалистов. Необходимо очень резко нарастить квалифицированные рабочие кадры и специалистов среднего технического звена. Поэтому, например, на дальневосточных верфях сейчас работают целые бригады из того же Севастополя. С Украины и из других республик очень много людей по контрактам работает. Проблема решается за счет привлечения специалистов. К сожалению, Министерство образования никак не пытается решать эту проблему, и вообще от этого уклоняется. Никто не хочет восстанавливать систему профессионально-технического и средне-технического обучения. Это сейчас очень большая проблема, которую приходится решать фактически каждой отрасли в одиночку.

— Один из российских заводов из-за конфликта на Украине перестал получать определенные детали, которые необходимы для производства. Собственно, производство встало. Слава Богу, быстро нашли адекватную замену. Насколько украинские производства завязаны с нами?

— Это действительно палка о двух концах. Такая проблема есть, хотя многие детали все-таки заменяемые. Вы уже привели пример, когда достаточно быстро можно найти замену в России или на территории СНГ. Очень серьезные проблемы могут возникнуть с вертолетными двигателями. Традиционно, почти 90 процентов двигателей для наших вертолетов мы получали из Запорожья. Они там выпускались еще с советских времен. В последнее время двигатели были уже полностью модернизированные. Там — очень мощное производство, и продукция действительно очень высокого качества. Там — великолепный менеджмент, который провел эту модернизацию. Они были основными поставщиками наших вертолетных двигателей, но год назад мы впервые сами собрали вертолетный двигатель. Если будут прекращены поставки, мы будем производство увеличивать у себя. Безусловно, если поставки совсем прекратятся, будет временный провал. Мы с ходу не сможем за один год увеличить количество двигателей в 5-7 раз.

Но с другой стороны, Украина крайне заинтересована в деньгах. Она — фактически дефолтная страна. Если они остановят свое производство, оставят заводы денег только потому, чтобы не дать русским, это уже будет очень большой мазохизм. Думаю, в ближайшие пару месяцев будет ясно, пойдут ли они на это.

Читайте также: Процесс расширения НАТО себя исчерпал

— Зрители спрашивают вас: может ли Россия вступить в НАТО и изнутри влиять на альянс?

— Может быть, так было бы и хорошо. Но дело в том, что никто никогда не рвался приглашать Россию в НАТО. Достаточно сказать, что после того, как было объявлено о создании блока НАТО, ни кто иной, как Иосиф Сталин написал письмо с предложением принять Советский Cоюз в НАТО. Последним из советских лидеров, насколько я помню, Леонид Брежнев предложил опять же принять Советский Союз в НАТО. Это тоже было отклонено. Попытался это сделать и Борис Ельцин. Он тоже написал письмо, в котором выразил готовность России присоединиться к блоку НАТО. Но вся загадка, весь кайф этого дела заключается в том, что блок НАТО изначально создавался как исключительно антирусский блок. Поэтому в присутствии России он теряет весь свой смысл. В этом случае он просто станет единственным военным блоком, который командует всей планетой. Но им этого не надо.

Подготовил Юрий Кондратьев

Темы

Санкции Запада ударят по российской армии?
Комментарии
Комментарии

Временами Европа пытается показать свою "обеспокоенность судьбой Украины" и сохранением транзита российского газа через ее территорию. Но газ, подаваемый через "Северный поток", обойдется для европейцев дешевле. Поэтому "Газпром" сворачивает газопроводную сеть по направлению к украинской границе с молчаливого согласия всех серьезных "игроков".

Россия перекроет Украине газ