Свиноводческое хозяйство тонет. Что делать?

В редакцию Pravda.Ru пришло письмо с просьбой о помощи от свиноводческого хозяйства "Залесье" из Рыбинска. Предприятие терпит убытки из-за резкого падения цен на живых свиней. Как помочь ОАО "Залесье", рассказали президент компании "Лёдово" Надежда Копытина и член экспертного совета общественной организации "Деловая Россия" Игорь Лавровский.

Работники ОАО "Залесье" пишут, что их свиноводческое хозяйство — одно из самых крупных сельскохозяйственных предприятий Ярославской области и оно находится в настоящий момент в сложной экономической ситуации. В первом полугодии из-за резкого падения цен на живых свиней и роста цен на комбикорма предприятие понесло значительные убытки. Коллектив этого предприятия неоднократно обращался в Вологодское отделение северного территориального управления Сбербанка России по поводу рефинансирования кредитных договоров и привлечения дополнительных средств, но заявки, как пишут представители коллектива, либо рассматривались на условиях, которые предприятие выполнить не может, либо не рассматривались вовсе. В настоящее время корма завозятся на предприятие не в полном объеме и на условиях предварительной оплаты. Реализация свиней из-за того, что их нечем кормить, происходит значительно раньше времени, то есть свиньи еще не набирают веса. Кроме того, идет реализация свиноматок, то есть на предприятии идет под нож основной капитал. При этом в 2000 году это предприятие смогло пережить кризис благодаря новому собственнику, однако кризисные факторы 2015 года снова привели к упадку ОАО "Залесье". При этом особо оговаривается, что работники не имеют претензий к собственному руководству, но имеют претензии к местной власти, которая никоим образом не содействует предприятию в выходе из бедственного положения. Что делать в такой ситуации? Как этим людям помочь?

Надежда Копытина: Насколько я понимаю, предприятие уже имеет кредит и настаивает на рефинансировании. В такой ситуации, раз уж сами работники заинтересованы в сохранении рабочих мест и производства, необходимо, конечно, провести все возможное и невозможное количество переговоров, чтобы получить рефинансирование и продолжить бесперебойную работу предприятия, потому как свиньи требуют, чтобы они были накормлены. Мы видим, что сейчас реализация происходит при весе 55 килограммов, что гораздо ниже нормы в 90 килограммов, что необходимо доращивать свиней и, соответственно, получать более высокий доход.

Еще я знаю об этом предприятии, что в те времена, когда был некий период успешного бизнеса для него, не были настроены продажи в розничные сети, потому как если бы сегодня компания имела регулярный сбыт и разделку этих свиней и имела бы возможность продавать, как вариант, полуфабрикаты, то есть получать добавленную стоимость, то ей было бы не так больно, как сейчас говорят работники.

Я понимаю, что сама компания делает всевозможные шаги: пишет письма в издания, призывает телевидение, проводит переговоры с банком, с поставщиками комбикормов. Но что порекомендовать в такой ситуации? Проводить переговоры до тех пор, пока не получат тот результат, который им хочется, сменить руководителей, если руководители не справляются с поставленными задачами, максимально сократить издержки, без которых сегодня компания сможет дальше жить для того, чтобы все-таки иметь возможность получать доход, чтобы все-таки удержать и предприятие, и свиноматок, и сохранить рабочие места, потому как сами сотрудники максимально заинтересованы в том, чтобы предприятие дальше продолжало работать.

— Как решать проблему с кредитованием?

Н.К.: Мы можем еще посмотреть, кто может их профинансировать, куда еще можно обратиться. Возможно, что есть частные инвестиции, это как вариант. Сегодня есть такая форма финансирования, как краудфандинг. Необходимо на интернет-площадку выставить имеющихся свиней, и люди со всего близлежащего района через интернет смогут купить будущие килограммы свиней. Они ведь деньги хотят получить вперед, потому как с них за те же комбикорма тоже просят вперед, значит те, кто поставляет комбикорма, не имеют к ним больше доверия. И действительно, в кризисные времена люди перестают друг другу доверять, перестают завешивать платежи. Хотя можно использовать еще один банковский инструмент — факторинг. Но надо понимать, в каком состоянии документы этой компании.

— Игорь, а каково ваше мнение? Как мы видим, предприятие крупное, успешное в прошлом, даже значимое для региона, но переговоры с банком зашли в тупик.

Игорь Лавровский: Я думаю, что ситуация действительно сложная. Меня вот что здесь удивляет — где этот собственник, что ему мешает еще раз спасти предприятие? Я думаю, что мешает ограниченность финансовых ресурсов. Очевидно, что выработано все, что могло быть выработано, и дальше уже невозможно двигаться.

— Но из письма явствует, что в 2000 году он пришел на проблемное предприятие с инвестициями, с капиталом.

И.Л.: Опять же, это не бездонная бочка, но парадокс ситуации в том, что предприятие "Залесье" явилось жертвой успеха сельского хозяйства в России. В январе-июле текущего года производство мяса в России увеличилось на 13,3 процентов по сравнению с прошлым годом. Прирост, в основном, связан с увеличением производства свинины. Производство говядины за первые пять месяцев 2016 года увеличилось на 4 процента, а по свинине — 15,4 процентов. То есть поголовье свиней за первые семь месяцев выросло на 6,4 процентов — до трех с лишним миллионов голов. Это значит, что в стране происходит бурный рост производства свинины.

Это значит, что возросла конкуренция за корма — раз, и во-вторых, возросла конкуренция на рынке готовой продукции. Каков результат — мы видим, что те предприятия, которые имеют худшее соотношение затрат или ограниченность доступа к рынку, или еще какие-то проблемы, начинают выталкивать с рынка, вот и все дела. Но при этом, если у нас все сведется к тому, что два федеральных гиганта будут всех кормить, а остальные все загнутся, это будет довольно уродливая ситуация, опасная по разным причинам. Поэтому я считаю, что они правильно обратились за поддержкой к региональному правительству, потому что это интерес регионального правительства тоже, ведь их конкуренты платят налоги не в Ярославской области, они платят где-то в Краснодарском крае, в Ростовской области, в Брянской области. Понятно, что давление на северных производителей только увеличится, но это не значит, что здесь производить не надо — здесь производит надо.

— Какие конкретные рекомендации можно дать предприятию "Залесье"?

И.Л.: У них сейчас первая задача состоит в том, чтобы решить краткосрочную проблему текущей задолженности, и вторая — как реструктуризироваться, найти капитал на дальнейшее развитие, чтобы дальше подстроиться к меняющемуся рынку.

Я думаю, что для того, чтобы решить краткосрочную проблему, нужно обращаться к государственной поддержке. Есть программы достаточно быстрые, они так и создавались, как программы быстрой помощи. Это федеральные корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства. У них есть развитая система предоставления кредитных гарантий. Они предоставляются, когда собственные залоговые ресурсы исчерпаны, но когда предприятию нужны дополнительное финансирование. В этом случае они могут предоставить гарантию на согласованный объем, и тогда аккредитованный банк должен будет предоставить финансирование. В этом случае гарантом является не предприятие, а федеральное правительство.

— То есть это будет другой банк, не Сбербанк?

И.Л.: Сбербанк является, насколько мне известно, тоже аккредитованным банком, но есть и другие банки, там большая система аккредитованных банков. В каждом кризисе есть какие-то и плюсы свои. Плюс того, что кризис у "Залесья" случился именно сейчас, заключается в том, что сейчас острота корпоративной задолженности несколько сгладилась, потому что самый кошмар был в начале 2015 года. То есть конкуренты свою часть проблем решили, сейчас не будет такого столпотворения в тех же федеральных структурах, как было в начале 2015 года.

Но и здесь могут быть проблемы. Касательно этих программ жалобы идут с обеих сторон. Минфин говорит, что ресурсы не выбираются, а предприниматели говорят, что никто ничего не дает. Надо понимать, что госгарантии, госфинансирование — это крайне бюрократизированная вещь, и для того, чтобы все это пройти, нужно удовлетворить кучу разных крючкотворных требований, которые важны для агентства-гаранта, у них есть свои ограничения. Например, выручка не должна превышать два миллиарда рублей, это не должно быть слишком большое предприятие, и, в основном, не больше 250 человек. Хочу сказать, что способы преодоления этих нюансов существуют, но для этого предприятие должно само произвести важные шаги и правильным образом себя повести. Если оно готово двигаться в этом направлении, если предприятие нормальное, то шансы на получение поддержки достаточно высокие.

— Если говорить конкретно, куда сейчас этому трудовому коллективу следует обратиться?

И.Л.: Во всяком случае, я думаю, что они обязательно должны согласовать порядок действий с корпорацией по малому и среднему предпринимательству. Это должно быть решение их руководства, они должны хотя бы подъехать переговорить, как минимум послушать, что им скажут. Потом, предположим, что вопрос решили: или они какие-то векселя свои выпустили, или еще что-то сделали, то есть деньги они нашли — все равно это не отменяет того, что им нужно поменять линейку продуктов, или еще что-то сделать.

Н.К.: Найти новые каналы сбыта.

- То есть поменять бизнес-стратегию?

И.Л.: Посмотреть, в чем проблема, потому что у нас сейчас очень крупные производители работают на рынке мирового класса уже, и конкурировать с ними весьма сложно.

Н.К.: Им надо говорить охлажденный продукт, надо заниматься популяризацией мяса свинины, потому как сегодня либо мы едим диетическую курятину, либо мы едим экологически чистые продукты, либо мясо покупается халяль и кошерное, а свинина не бывает ни халяль, ни кошерная, соответственно, свинина в этот сегмент дорогого мяса не попадает. Соответственно, либо надо ставить рядом с этой свиноводческой фермой производство колбас и сосисок, чтобы сразу выдавать готовый продукт, либо, наоборот, продавать продукцию дорого, охлажденное разделанное мясо. Также здесь необходимы новые каналы сбыта, потому как нет реализации, нет финансового потока, и, может быть, надо смотреть экспорт продукции.

И.Л.: И, скорее всего, им надо искать нового инвестора, и этот инвестор должен уже иметь какие-то перерабатывающие мощности.

Беседовала Лейла Мамедова

Подготовила к публикации Мария Сныткова

Не забывайте присоединяться к Pravda.Ru во ВКонтакте, Telegram, Одноклассниках, Google+, Facebook, Twitter. Мы рады новым друзьям!


SOS! Сельхозпредприятие просит о помощи!
Комментарии
Не забудьте присоединиться к "Правде.Ру" в "Telegram". Мы рады новым друзьям
Комментарии

Комиссия по борьбе со лженаукой РАН издала меморандум против гомеопатии. То, что рекомендации этой комиссии весьма напоминают меры, предпринятые в 1940-х годах в СССР против "лженауки генетики", — еще полбеды. Хуже, что многие аргументы противников гомеопатии сомнительны с точки зрения их же собственного подхода, являясь спекулятивной догматикой.

Борьба со лженаукой: РАН в аптечной лавке