Агрохолдинги гробят наше сельское хозяйство

Санкционная война вскрыла ряд проблем в российском сельском хозяйстве. Здесь и вопросы с кредитами, с доступом на рынок, с конкуренцией между малыми, средними сельхозпредприятиями и агрохолдингами. О проблемах села и продовольственной безопасности России в эфире видеоканала Pravda.Ru рассказал фермер, председатель движения "Федеральный сельсовет" Василий Мельниченко.

— Василий, кто основная ударная единица и надежда России в сельском хозяйстве — крупный агрохолдинг, фермерское хозяйство, совхоз-колхоз?

— Если смотреть, как рапортует нам власть и рассказывает о поддержке сельского хозяйства, то из телевизора, из их выступлений явствует, что все сельское хозяйство государство поддерживает, не уставая. Якобы нам постоянно выделяются миллиарды. Это и Федоров озвучивал, и Путин, и Медведев.

Но если смотреть, как все распределяется, то для правительства на сегодняшний день самыми приоритетными являются, конечно, крупные агрохолдинги. А крестьянские, фермерские хозяйства давно вычеркнуты из книги экономики развития России. Их просто там нет. И правительство Российской Федерации делает все, чтобы малые и средние сельскохозяйственные предприятия прекратили свою деятельность и само существование.

— Доступны ли малому сельскому хозяйству кредиты?

— У нас нет допуска к ресурсам. Берут кредиты только крупные агрохолдинги. Им дают их немерено. У меня — небольшое крестьянское хозяйство. Мы выращиваем 2-3 тысячи тонн овощей, зерновые и 30 тонн мяса. Хотим расшириться. У нас есть трактора, земля, гаражи, хранилища — серьезный залог.

Но даже "Россельхозбанк" не пытается рассматривать возможность нашего кредитования. Говорят, Москва не позволяет кредитовать сельское хозяйство в глубинке. Да мы это видели в рекламе по телевизору, как "Россельхозбанк" предлагает взять кредит на покупку автомобиля или телевизора.

То есть за счет нашего государственного "Россельхозбанка" все эти годы развивается производство Вьетнама, Китая, Таиланда и других стран. Все что угодно, только не наше сельское хозяйство. Мне невозможно получить кредит в 6 миллионов рублей на посевную сейчас, чтобы купить удобрения, средства защиты, ГСМ, семена и все остальное. Зато каким-то образом, допустим, "Изумрудной долине" в Алтайском крае просто так выделили 26 миллиардов рублей. Никакого залога, ничего. И сейчас эти 26 миллиардов рублей ищут все — милиция, полиция и тому подобное.

Вот такая аграрно-промышленная политика в Российской Федерации. Я думаю, что дают кредиты пофамильно. Если у вас будет фамилия Евтушенков, Прохоров, Дерипаска, Ткачев, Гордеев, Линник, тогда вы получите кредитов, сколько захотите. Как раз 180 миллиардов, которые вот так красиво преподнесли, что будут направлены крестьянам, якобы нас поддерживать, 90-92 процента всей этой поддержки получают вот именно эти агрохолдинги. Это подтвердилось на съезде. Плотников озвучил. Конечно, агрохолдинги не будут иметь перспективы, если будет конкуренция. У них очень дорогая продукция.

Если бы мы не ввели антисанкции (конечно, их ввели по сговору агрохолдингов с правительством), то они уже разорились бы. Они уже в 2013 году практически все уходили на банкротство, потому что работали в убыток. При том, что им постоянно помогает государство. Любой крестьянин России на любой ферме делает коровье место, которое стоит максимально 100 тысяч рублей. Есть такие крестьянские хозяйства, как "Юрмач", где по 45 тысяч рублей место построили современную небольшую ферму. А хвалят у нас всякие "Мироторги", "Росагро" и всякие тому подобные фирмы, у которых 700-850 тысяч, до 1 миллиона доходит одно коровье место!

Это просто проматывание бюджетных денег. Я думаю, что это очередное корыто обогащения определенных личностей. Им уже мало недр, им уже мало всего, теперь они взялись за сельское хозяйство, где выдаивают бюджет с таким же успехом, как нефть, газ, никель, медь и все остальное.

Продукция малых и средних предприятий дешевле и качественнее по той причине, что мы никакими анаболиками не кормим. Природу нельзя же обмануть, не может свинья вырасти за 90 дней и быть уже готовой к убою. Это мясо вряд ли похоже на мясо. Свинья должна 180 дней расти, точно так же и все остальные животные.

Поэтому в России получилась пародия на сельское хозяйство, но все абсолютно оправдано и понятно. Мы — крестьяне — не являемся кормильцами российских граждан. Примерно на 45 миллиардов долларов завозится продуктов питания официально. Импортеры на эти самые 45 миллиардов долларов покупают за рубежом продукты питания независимо какого качества. Оно покупается там, допустим, за доллар, а здесь продается за два. И они тоже не согласятся, чтобы крестьяне произвели это в России и заместили импорт. Никогда. Это же их бизнес.

— Решать же должны не они.

— Их лобби значительно сильнее, чем наше, крестьянское. Они же — приближенные, при власти, они имеют влияние на Шувалова, Дворковича… Именно они принимают решение, как и что регулировать, кому сколько денег давать и тому подобное. Они же не лишат себя прибыли на миллиарды долларов. Конечно, они будут жить и видеть наше сельское хозяйство в гробу в белых тапочках. Это причина того, что не будет развиваться в России сельское хозяйство. Это — сговор на повышение цены на продукты питания, когда ввели антисанкции. Все же заметили, что через две недели в магазинах начало твориться.

— Сейчас уже выросло практически все в два раза.

— За счет граждан России, правительство Российской Федерации спасло те самые агрохолдинги от полного банкротства. У них очень дорогая продукция.

— Но были представлены на высшем уровне цифры, что у нас до 90 процентов отечественной сельхозпродукции поступает не от агрохолдингов, а как раз от малых фермерских хозяйств. Это не так?

— Конечно, нет. Как раз на встрече с президентом выяснилось, что статистики нашей, кроме президента, вообще никто не верит. Конечно, это неправда, что крестьянские хозяйства, личные подворья производят 90 процентов овощей, мяса и всего прочего. Они еще производят, у нас еще остались личные подсобные хозяйства, но не много. В нашем селе Галкинское Свердловской области в 90-х годах на 400 дворов было 360 дойных коров в личных подсобных хозяйствах. На 2015 год мы имеем пять коров. Поэтому все разговоры о поддержке и развитие ЛПХ — это большая ложь. Во-вторых, государство ведет сельское хозяйство по очень ложному, тупиковому пути.

Мы живем в современном мире и не можем требовать от населения сел и деревень быть рабами своей скотины. Держать корову себе в убыток никто не будет. И самые эффективные в сельском хозяйстве — это средние предприятия.

— Вы — председатель общественного движения "Федеральный сельсовет". Расскажите о нем.

— В основном это жители деревень, сел и малых городов в России. Это в основном люди, выброшенные за пределы развития экономики, за пределы внимания государства. Примерно 60 миллионов человек.

— То есть такое масштабное движение?

— Да, такое масштабное идет выдавливание людей по территории всей страны. Это — вся Россия. Города живут на значительно меньших территориях. "Федеральный сельсовет" резко пошел в развитие, потому что озвучены проблемы и главные направления — нет доступа к ресурсам малым и средним сельхозтоваропроизводителям, и вообще всей экономике малой, не только селу, но и промышленным производствам, и территориям малых городов.

Нам самое дорогое электричество в мире дают! Например, в Курганской области любому заводу — 2,20 электричество, а сельхозтоваропроизводителю — 6,20!

По ГСМ — то же самое. Там же еще дорожный акциз ввели. Хотя наши комбайны и трактора не ездят по дорогам! Это, во-первых, несправедливо, а во-вторых, незаконно. Но государство не хочет решать этот вопрос, а только продолжает гробить сельское хозяйство. Мы получаем очень дорогие минеральные удобрения. Нам двойная-тройная цена от выхода с завода доходит. Это тоже целенаправленная политика государства.

Потому что никогда ни в одном государстве ни один нормальный правитель не додумался бы приравнять минеральные удобрения к взрывоопасным веществам и под террористический закон подвести. То бишь — любой крестьянин сегодня может быть объявлен террористом! Таким образом, мы не можем разгрузить вагон селитры, допустим. Мы не можем перевести ее, потому что мы не обладаем такой лицензией. Такими лицензиями обладают люди, живущие при силовых структурах.

— То есть куча посредников?

— Конечно. А по сути, один. Один, но большой. Там человек пять-шесть-семь всего, но они всем заправляют. И это препятствие нашему развитию. Хотя многие вопросы решить под силу не то что президенту, а министру. Но нас предпочитают не замечать. Наверное, заметят только тогда, когда не останется ни нас, ни нормальных дешевых продуктов.

— Вы все-таки возрождаете производство в вашем селе. Вы председатель "Федерального сельсовета", значит надежду до конца не потеряли. На что вы рассчитываете, какие перспективы все-таки видите?

— Надежда есть пока живу. Дело в том, что я ничего другого не умею делать, потому и делаю то, что умею. То есть организовываю производство в своем селе. Мне это нравится безумно. Хочется работать. И если успех, то я просто получаю кайф большой. Я доволен этим. В России перспективы есть. Но все — плохие, при нынешнем составе правительства. Оно не в состоянии изменить что-либо в лучшую сторону. Оно не знает и не понимает, как это делать, да и цель у него совсем другая. Поэтому население не должно обманываться и должно понимать.

Главное требование и лозунг "Федерального сельсовета" — Спасти российское село! Мы это четко заявляем. Мы сегодня уже сильное движение. Нас — более 60 регионов. В июне мы проведем чрезвычайный съезд, где предложим Владимиру Владимировичу Путину не просто концепцию изменения управления, но и тех людей, которые сумеют это сделать. Бери, работай. Все — вперед! Делайте действительно Россию сильной, могущественной. Пять лет, и мы все преодолеем с такими людьми.

Читайте также:

Цены на хлеб. Минсельхоз бессилен?

Посевная по Гоголю: маниловы, собакевичи…

Минсельхоз ведет войну против сельского хозяйства

Кто будет выигрывать битву за урожай

Подготовил к публикации Юрий Кондратьев

Беседовала

Лейла Мамедова


"Россия получила пародию на сельское хозяйство"
Комментарии
Комментарии