Шоу "Голос": Добро пожаловать в ад

Шоу
Сергей Михайлин исполняет песню Валерия Ободзинского Белые крылья

Как стать звездой — вопрос актуальный для многих. Может, сначала надо просто много работать, начать светить, а потом не звездить? Один из ярчайших участников третьего сезона популярного музыкального проекта "Голос" Сергей Михайлин в прямом эфире видеоканала Pravda.Ru раскрыл некоторые тайны полюбившегося многим зрителям телевизионного шоу.

— Сергей, ты профессионально занимался эстрадными проектами, был какое-то время профессиональным певцом... Затем сделал достаточно успешную карьеру в пиаре в нескольких телекоммуникационных компаниях... Что тебя сподвигло вдруг вернуться на творческую, певческую стезю?

— Да, до 2004 года я лет восемь или девять профессионально занимался пением. Это была моя основная деятельность. Также я был ведущим и режиссером шоу-проектов на Дальнем Востоке. Но в регионах, к сожалению, очень сложно сделать вокальную или музыкальную карьеру. Очень обидно, что многие музыканты уезжают в Москву, в центр России, некоторые — за рубеж.

В 2004 году я получил первое место в Юрмале на Международном конкурсе молодых исполнителей.   В какое-то время на Дальнем Востоке сложилась ситуация, когда я, как исполнитель, потерял саунд-продюсеров. Из-за существовавшего тогда оттока людей оттуда работать было очень сложно. К тому же, я тогда как раз хотел завести семью и понимал, что для ее обеспечения я не смог бы зарабатывать творчеством. Потому что очень много денег уходит на репетиции, на костюмы, на фонограммы, записи…

Так как я занимался не только исполнительской деятельностью, но и организационной, мне предложили сначала поработать на мероприятиях открытия и запуска федеральной сети одного из крупных сотовых операторов России, а потом — возглавить пресс-службу этой компании. Далее я поработал еще в нескольких компаниях, а в 2010 году получил предложение из Москвы. Мне пришлось опять кардинально поменять все и переехать в Москву.

— Итак, по сути, ты с 2004 года не пел. А как все это время ты поддерживал певческую форму? Ведь нужны постоянные репетиции. Или главное — чтобы был голос?

— Есть разные истории певцов. Кого-то Бог наградил голосом, дал какой-то талант, но его же тоже нужно развивать. Голос — это как физические данные в спорте, нужно постоянно держать себя в тонусе.

Я за десять лет всего несколько раз выступал для друзей, я не занимался все это время пением профессионально. Поэтому когда я вошел в проект "Голос" осенью 2014 года, конечно, мне было очень сложно поначалу - через десять лет нужно было заново подняться. К счастью, мой голос на такой очень жесткий натиск нормально отреагировал. Как бы все былое вспомнилось, ведь мышцы тоже помнят. Сейчас я продолжаю заниматься. Потому что, действительно, нужно петь постоянно и совершенствоваться.

— Давай с самого начала? Как и почему ты решил участвовать в "Голосе"?

— Мои коллеги настояли, чтобы я попробовал себя в проекте "Голос". Мы просто вместе встречали Новый год: маленький рояльчик, небольшой семейный ресторан, все пошло очень хорошо, хорошее настроение, мы до двух ночи пропели. А после этого ко мне уже девчонки, не переставая, - давай-давай-давай! Они ходили за мной месяца три. Я говорю: "Девочки, понимаете, десять лет — это все-таки серьезно, я работаю в совершенно другой сфере". В общем, я сомневался, честно сказать, вообще не был готов к всему этому и пытался это отдалить. Но девочки натиском серьезным взяли, сподвигли меня на это дело.

У нас был, в итоге, заключен договор: я звоню своему давнему другу, профессиональному музыканту, который участвовал во втором сезоне "Голоса", Антону Беляеву. (Он, кстати, получил премию "Самый гастролируемый артист России" 2014 года. "Большой мачо страны" его еще называют. Антон был моим первым аранжировщиком еще в Хабаровске.) "Вот, — говорю, — давайте так, я позвоню — этот человек не будет юлить, скажет правду. И если он скажет: нет, — то вы от меня отстаете". Я позвонил, я надеялся, что Антон скажет "нет" и я спокойно буду продолжать работать.

Но все повернулось совершенно по-другому. Антон сказал: "Почему бы не попробовать?" Вот с того момента все и началось. Антон — очень харизматичный человек, и для меня он гуру в музыке. И на проекте он мне помогал как друг и как наставник. Он более профессионален, более опытен. Это была дружеская поддержка, он сам очень за меня переживал. Когда я пел "Вояж", ему нужно было улетать, поэтому мы даже не виделись. Но потом мне сказали, что он за кулисами послушал, хотя рисковал опоздать на самолет, и, не дождавшись результатов, быстро уехал в аэропорт.

Я повторяю, это была поддержка - и все, никаких протекций. Блата и тому подобного, как некоторые говорят, в "Голосе" нет и никогда не будет. Это жесткое требование Первого канала, и это действительно правильно.

— А вообще, кто приходит в "Голос" в основном - профессионалы или любители?

— Разные люди. На кастинг, который проходил в Останкино перед слепыми прослушиваниями, пришло больше тысячи человек. Люди со всей России. Конечно, с кем-то знакомишься уже во время проекта. Я слышал уже там, на улице, девушки общались, говорили, что вот одна, как и я, из Хабаровска приехала, другие из Белоруссии, Украины - отовсюду. Из Лондона даже были — со всего мира к нам едут на проект. "Голос", насколько я знаю, - во всем мире один из самых серьезных проектов.

— Это же голландский проект?

— Да, его придумали голландцы. Сейчас это франшиза, один из самых востребованных телевизионных проектов во всем мире. То есть в любой стране это главный музыкальный конкурс страны.

— Какое из своих выступлений на шоу ты считаешь самым удачным?

— Первое. "Вояж". Потому что я еще толком не понимал, что и как. Я выходил, дал себе установку, что как будет. Скажут: нет, - значит, нет. Это был такой пробный и в тоже время решающий момент, некая история для себя. Надо было понять, туда ли ты пошел. Если не туда, дальше — перекресток семи дорог, ты смотришь, по какой из них идти дальше. Я не настраивал себя на то, что я должен обязательно выиграть, мол, я такой великий и талантливый, — нет.

Просто я считаю, что это было самое душевное исполнение. Я туда вложил все, что мог, — это был "Вояж". Следующая песня — действительно там уже были нервы, переживания, там уже пошло некое соперничество.

Главная задача конкурса — это побороть самого себя. А "Вояж" получился, потому что никаких особенных задач не стояло, не было в голове тараканов и порогов. Поэтому, мне кажется, он получился лучше всех.

— Постановка номера - в каком процентном соотношении это работа исполнителя, а в каком - наставника?

— Получается в каждой песне по-разному, но в общем, наверное, 30 процентов — это наставник, 70 процентов — это твоя работа.

Наставник помогает тебе найти песню. Как человек опытный, он понимает, видит, что можно из тебя сделать, как тебя показать слушателям, какие есть скрытые возможности. И он выбирает тебе материал. Он направляет тебя, с тобой репетирует, а далее ты уже сам оттачиваешь исполнение.

Когда идет непосредственная подготовка номера, там тоже не только ты. Есть огромный штат сотрудников проекта. Это музыкальные редакторы, режиссерско-постановочная группа. Там коллегиально все решается. Потому что делается номер, делается шоу. Тебе рекомендуют, вместе выбирают, смотрят, как сделать лучше.

Мне понравилось, что нет никакого давления со стороны руководителей проекта. Они действительно с тобой рядом, помогают, но они дают тебе свободу. Ты творишь, и все. Они просто пытаются аккуратно все сделать, причесать, подсказать, где и что ты упустил, чтобы выглядело все гораздо лучше.

Нам сказали: "Вы, каждый, - для нас звезда, мы для каждого из вас положим все свои силы, вы для нас — все одинаковые". Я там это отношение видел везде. Со всеми участниками проекта весь коллектив проекта "Голос" работает одинаково. Нет любимчиков, ничего личного. Со всеми дружелюбно общаются, со всеми готовы остаться, ночами сидеть. Вот это очень приятно действительно. Ты понимаешь, что за тобой стоит там огромная команда, более 100 человек. Это очень вдохновляет и обязывает, создает такой небывалый подъем.

— На проекте было много англоязычных песен. С чем это связано, как ты думаешь?

— С технической точки зрения английский язык для вокального исполнения более музыкальный, более вокальный. На нем легче петь, он более певучий, что ли. Русский язык — более сложный для исполнения. Потому что, допустим, у нас есть "ртч" и мы обязательно должны пропевать окончания, все эти согласные. В английском — наоборот. Там пропеваешь гласные, а что-то можно скушать. Английский гораздо легче. Там певучесть, тянучесть. Петь на русском — более сложная задача. Нужно правильно произнести слово, поставить акценты, многозначность, опять же, и все остальное. Русский язык сложен для пропевания. Но он — интересен.

Допустим, я — человек, который не владеет в совершенстве вокальным английским, - для меня песня Jesus to a Child была вообще первая на английском языке. Понятно, что это было сложно. Больше месяца через себя эту историю пропускал. И недоволен, конечно же, не все получилось. Понятно, что это было первый раз.

Но сейчас, попробовав петь на английском, я хочу сказать, что на русском-то гораздо сложнее петь. Потому что есть эти тонкости, произношение более серьезное. Здесь больше ты должен сосредотачиваться и работать.

С точки зрения песен, естественно, "Голос" — это проект "каверов" (авторских композиций в исполнении другого музыканта. - Ред.). Может быть, это и правильно для начала. Потому что молодой исполнитель может показать себя, попробовать себя в готовых песнях, в хитах, которые уже состоялись.

Но, конечно, нужна разноплановость. Мне кажется, что шоу-бизнес в России по-своему продвигается, какой-то интересный материал появляется сейчас. Но вот во время Советского Союза музыка была гораздо интересней, глубже, философии было очень много в текстах. Сейчас — другие тренды. Возможно, поэтому русских песен теперь не так много. Но они есть. Хотя в основном все эти песни еще советские.

— Ты сказал, что целая команда работала над вашими выступлениями... А костюмы кто делал? Например, много эмоций, и прежде всего у Александра Борисовича Градского, вызвал твой королевско-синий костюм с желтым цветком в петлице. Александр Борисович даже заподозрил в твоем костюме некий потаенный смысл... Что это вообще было?

— На самом деле, все мои костюмы были моими чудачествами. Мне очень помогла моя подруга, дизайнер Оксана Левинцова. Она последние костюмы доделывала, будучи уже глубоко беременной. Человек увидел меня таким, и мне было комфортно быть таким.

Первый костюм — это был совет Антона. Он посчитал, что на этот номер ("Вояж") нужно выйти просто, в черном. А синий костюм — это как раз подарок Оксаны. Еще давно она купила для меня эту ткань и сшила этот костюм. Я похудел очень серьезно на проекте, и пришлось костюм жамкать, чтобы он не был сильно большим. Потом, я слышал, зрители говорили: "Ой, что-то костюм помятый".

— То есть цветовая гамма никак не связана была с некими политическими аллюзиями?

— Нет-нет. Я считаю, что нельзя этого делать. Есть творческая история, душевная, личная. Выступать на чью-то потребу ни в коем случае нельзя.

Цветок вообще появился очень своеобразно. Мы сначала думали какой-то платочек сделать, потому что чего-то не хватало в образе. Собирали, примеряли. Рубашка откуда-то нашлась, костюмеры принесли галстук… Все смотрели — чего-то вот не хватает. Я говорю: "Надо гербер в петлицу". Позвонил девочкам своим, которые у меня были в группе поддержки были, большое им спасибо. И вот Даша привезла два цветка, говорит: "Что-то герберы... я не знаю, сомневаюсь... Я взяла еще желтую калу". Вот ее-то ребята-костюмеры как-то красиво закрепили — там целая технология, оказывается. В общем, этот образ собрался буквально за несколько часов до выступления...

— Жалко только, что в итоге ты в финал не вышел...

— Если честно, я и не стремился. Надо всегда отдавать себе отчет в том, что ты делаешь. Мне было очень приятно познакомиться с людьми, участвовать в проекте, но у каждого человека есть свой путь. Нужно вовремя и хорошо уйти из одной истории в другую.

В финале "Голоса" надпись: "Добро пожаловать в ад". На самом деле! Там адова работа! Когда проходят прямые эфиры, есть только ровно четыре дня на подготовку к ним. За эти четыре дня нужно сделать несколько песен. Это действительно адова работа. Чтобы с ней справиться, нужны профессионализм, наработанный опыт, постоянный тонус. Поэтому, как правило, в финал выходят в основном профессиональные музыканты.

— Что ты можешь посоветовать тем, кто захочет себя попробовать в подобном проекте?

— Главное — не останавливаться. Потому что вот перед самым серьезным моментом будет самое тяжелое время, "зеброполоса". Нужно ее пройти, а иначе будешь себя винить всю жизнь, что ты чего-то хотел, но не сделал. Все зависит от тебя. Нужно идти и доходить до конца. Есть хорошая философская притча. Перед тобой — семь дорог. Какая из них правильная? Пока не пройдешь, не поймешь, какая из них была правильная. Нужно решаться и идти.

Беседовала Елена Тимошкина

Читайте также:

Бари Алибасов: "Молодые не при делах"

Русский рок: Пациент скорее жив?

"Внук поет "Таганку", не зная русского"

Нани Брегвадзе: Йога помогла моему голосу

"В шоу-бизнесе каждый сам за себя"


Сергей Михайлин: Тайны музыкального проекта "Голос"
Комментарии
Комментарии
Комментарии