Галина Беседина: Я рада, что моя актерская карьера не сложилась

В гостях у Pravda.Ru известная исполнительница русского романса, поэтесса, народная артистка России Галина Беседина. Галина Ильинична рассказывает о своем пути в музыке, судьбоносной встрече с Виктором Бесединым, сотрудничестве с Микаэлом Таривердиевым и незаслуженно забытом сегодня русском романсе.

— Галина, вы родились в мае, а есть народная поговорка: кто в мае родился — тот много маялся. Своей жизнью вы оправдываете эту поговорку или опровергаете?

— Вообще-то считаю, что я много маялась, но все равно у меня жизнь очень интересная и была, и есть, и надеюсь, что еще будет. Все равно впереди у меня много надежды, и маюсь я с хорошим настроением.

— Действительно, глядя на вас, не скажешь сколько вам лет. В прошлом году вы отметили свой юбилей…

— Я могу сказать, сколько мне лет…

- …юбилейный концерт. Что для вас этот юбилей, этот юбилейный концерт?

- Во-первых, мне очень жаль, что этот юбилейный концерт впервые прошел без моего партнера Сергея Тараненко. Все юбилейные концерты, которые у меня были в 55 лет, в 60 лет — все были с Сережей. Это очень обидно. Я очень благодарна друзьям, которые пришли ко мне на тот концерт, который был в Доме ученых. Был полный зал. Аншлаг. Даже весь балкон был занят зрителями.

Концерт у меня вела Оксана Пушкина. Иосиф Кобзон пришел, поздравил. Пришел совершенно больной, без голоса, но все равно спел две песни хрипатым таким голосом. Я его первый раз таким слышала, даже удивилась: по-моему он никогда вообще не болеет и может петь часами, сколько угодно, три часа-четыре часа. Пришел Шурик Ширвиндт, Александр Анатольевич. Пришла Ирина Роднина, с которой мы тоже очень дружим.

С Оксаной Пушкиной и Ириной Родниной мы очень много ездили. У нас были концерты, когда Оксана вела "Женский взгляд". 

- Вы — из Ленинграда.

- Да, я коренная ленинградка. Я никогда не называю этот город Санкт-Петербургом, всегда говорю: "Ленинград".

 - Там ваши родились и родители, и дедушка с бабушкой?

- Мама — да, а папа у меня в Ростове-на-Дону родился, но закончил консерваторию в Ленинграде. Папа закончил даже два факультета: фортепиано и теоретико-композиторский. Мама — один, Ленинградскую консерваторию по фортепиано. Она училась у очень хороших профессоров. Соловьев-Седой к нам ходил в гости и ухаживал за мамой (смеется).

- В 1970-1980-е годы широко известен был дуэт Галина Беседина и Сергей Тараненко.

- Да, мы во всех "Песнях года" были.

- Какие у вас с этим временем связаны воспоминания?

- Прежде всего, конечно, мой учитель, мой композитор любимый, которого я всегда боготворила. До сих пор его музыка для меня — святое! Я всегда замираю, когда слышу его музыку. Как в молодости, так и сейчас. Это никуда не ушло. В моей жизни был такой учитель, который мне очень много дал и в жизни и в творчестве. Это был совершенно удивительный человек, который создал наш дуэт.

Когда я в первый раз пришла к Микаэлу Леоновичу Таривердиеву, то сказала: "Спасибо, что вы есть на свете". И заплакала. Я показала ему два произведения, которые мы с Сережей Тараненко написали. Сережа был пианистом у моего мужа, народного артиста Виктора Беседина.

- Все-таки началось с вашего мужа?

- Да, началось все с Вити. Сережа мечтал петь и уже пробовал, а я, когда закончила актерский факультет Школы-студии МХАТ, встретилась уже с Витей сразу после окончания. Витя сразу забрал меня в свой коллектив и больше никуда не отпускал. Поэтому в его концерте, когда пришел Сережа, я уже работала, там я делала свои номера: пела, играла на гитаре, читала стихи.

- Когда вы слышите песни из "Иронии судьбы", которые вы с Сергеем Тараненко исполняли, какое ваше отношение к тем, кто исполнял их раньше или исполняет теперь.

- Первая исполнительница — Алла Пугачева. Когда мы познакомились с Микаэлом Леоновичем, Алла уже их спела. Я думаю, если бы это было по-другому, то Микаэл Леонович нам бы их отдал. К сожалению, мы немножко опоздали. Она великолепно это сделала, и в фильме, по-моему, лучше нельзя было сделать.

Я ни разу не слышала, чтобы кто-то после Аллы Пугачевой интересно спел "Мне нравится". Однажды пели один из наших романсов "Не возвращайтесь к былым возлюбленным". Есть такой дуэт "Непара". Я их в одном из концертов услышала, но мне показалось что это не то.

Вы слушали в записи?

- По телевизору видела этот концерт. У меня ощущение, что для этой музыки, для этой поэзии нужен немножко другой внутренний мир. Как-то нужно к нему относиться бережнее и тоньше. Видимо, то время ушло, а в это время это не востребовано. А по-своему они, как мне показалось, не сделали. Как-то оно прозвучало между-между.

Вообще-то вы критично относитесь к современной эстраде или терпимо? 

- Ну, безусловно, мне что-то нравится. А вообще, конечно, критично. Очень много передач идет разных, ну вот "Голос" — замечательная передача, сколько молодых артистов с потрясающими голосами! И детский "Голос" какой замечательный! Но меня все время удивляет, почему же нигде не представлен наш жанр? Ведь дети поют только то, что звучит в шоу-бизнесе? Все. А детей этому просто не учат. Этот жанр, он как будто просто исчез, его нет, и это очень грустно, потому что это же огромный пласт культуры, искусства?

Как вы сами определяете этот жанр?

- Микаэл Леонович говорил, что эта музыка стоит на стыке музыки романсовой и музыки песенной. Что эта музыка больше для слушания, чем для массового исполнения. Что это песни-романсы, песни-монологи, песни-размышления. Именно потому что там большая поэзия.

Помнится, был неплохой двухсерийный фильм "Адам женится на Еве", там сам композитор Таривердиев исполнял…

 - … сонеты Шекспира.

- Он не захотел с вами поделиться?

- Думаю, что ему самому захотелось исполнить эти произведения. Все-таки это Шекспир! Наверное подумал, что у него это лучше получится. Там действительно нужен был более богатый жизненный опыт, чем у нас. Пока Микаэл Леонович с нами занимался, он почти не разрешал никуда глядеть в сторону. Он бы очень обиделся, если бы мы начали петь еще кого-то.

Когда он с нами расстался, он начал заниматься классической музыкой, писал балеты, оперы, органную музыку. Потом появилось трио "Меридиан". Вот только тогда мы с Сережей начали петь что-то другое. Спели одну песню Пахмутовой, потом стали петь современные и старинные романсы.

У вас были непростые взаимоотношения с композитором?

- С Микаэлом Леоновичем? У меня всегда с ним были изумительные отношения. Даже когда Сережа ушел от нас. Закрыл крышку рояля и сказал: "Все. Хочу быть солистом. До свидания!"

 - Из-за этого у вас произошел разрыв с Тараненко лет на десять?

- До того, как Сережа ушел, был международный конкурс в Сопоте, на который нас послало телевидение. Вначале туда должна была ехать не Алла Пугачева, а певец Топорков. Микаэл Леонович сказал: "Да-да, поезжайте, все нормально". С Топорковым он нас отпускал.

А когда узнал, что Топоркова заменили на Аллу Пугачеву, сказал: "Ну что вам там делать рядом с Аллой Пугачевой! Вы все равно провалитесь, и не надо вам туда ехать". Тут я взбунтовалась. Я очень редко Микаэлу Леоновичу перечила. Сережа буянил, я всегда соглашалась. Но тут и я говорю: "Микаэл Леонович, я считаю, что если мы просто покажемся в Сопоте на таком конкурсе, пусть мы даже ничего не получим, я считаю, что это очень почетно и интересно для нас, молодых артистов". Он согласился и мы поехали.

Ну, а Сережа же у нас… Я теперь могу спокойно об этом говорить, потому что он и сам об этом говорил. Сережа пил. Он мог месяц-полтора не пить вообще, а потом срывался и надо было его ждать неделю. Сережа с Микаэлом Леоновичем жили в Сопоте в одном номере. Сережа выступил, а потом пошел и выпил. Микаэл Леонович зашел в номер, а Сережка открывает глаза: "Что у меня?" Микаэл Леонович говорит: "У тебя Гран-при". Сергей говорит: "Ну, я так и знал". И опять лег.

Гран-при получила, конечно, Пугачева. Нам дали вторую премию. А Сережа сорвался, пошел в бар и сидел там дня три подряд. Наш дуэт и Микаэл Леонович должны были дать концерт в нашем посольстве. Через три дня Сережа исчез… Мы с Микаэлом Леоновичем чуть с ума не сошли. Объездили весь Сопот, повсюду его искали. Я позвонила мужу домой: "Витя, ищите его". Как он сел на самолет? Он сказал, что у него жена рожает и улетел.

Мы позвонили ему домой: "Таня! Ты не знаешь ничего про Сережу?" Его жена говорит: "Вот только что открылась дверь и вошел Сережа с чемоданом". После этого мы еще поработали лет пять-шесть с Микаэлом Леоновичем.

- Вы выступали одна?

- Да, я работала одна, когда Сережа закрыл крышку рояля и сказал, что больше не хочет петь в дуэте. Он писал музыку и мечтал быть композитором. За десять лет он так и не появился на телевидении. 

- Ваш муж был вас старше почти на 20 лет?

 - Он был старше меня на 20 лет, но это был самый лучший, самый светлый человек в моей жизни, после его смерти я так и не вышла замуж, хотя у меня были какие-то предложения. Мне Витя задал очень высокую планку, человеческую и мужскую…

А у него до вас семья была?

- Нет, он был уже не женат пять лет, так что я ни у кого не уводила, слава тебе Господи. Но до этого он был два раза женат. У него дочка от первого брака, от второй жены у него не было детей. Когда он меня встретил, он был свободен.

- А вы до встречи с ним? 

 - Ну я об этом никому не говорила, но ладно, раз такое получилось, скажу (Смеется). Я выскочила замуж на четвертом курсе. Был молодой мальчик, физик. Я очень виновата перед ним, потому что пожила с ним буквально полгода и поняла, что это совсем не мой человек. И когда встретился Витя, этого мальчика я бросила, да. Я бросила, он очень переживал.

Я пришла в Витину семью. Меня там сначала не приняли. Бабушка, его мама.

- Ваш муж Виктор Беседин был уже известный исполнитель к тому времени.

- Он был заслуженный артист. Он был замечательный!

- Почему вы вышли замуж за физика, когда учились во МХАТе?

- Физик за мной ухаживал, хотя и во МХАТе у меня тоже был роман. Имею я право в 70 лет сознаться, что один раз изменила мужу?! Тем более что сама ему об этом сказала: "Вить, извини, я влюбилась". Как Екатерина в "Грозе" упала на колени: "Я тебе изменила. Я ухожу". Муж говорит: "Ты с ума сошла!? Еще целая жизнь впереди! Давай, как следует подумай, прежде чем делать такие опрометчивые шаги, а вообще об этом лучше не говорить" (Смеется). Прошло полгода и у меня все прошло, слава тебе Господи. Я тысячу раз перекрестилась. Как Микаэл Леонович говорил: "Если Гале кто-нибудь понравился — обязательно помоечный кот".

- Актерская среда довольно завистлива…

- Вы знаете, я как-то не соприкасалась.

- Ваша близкая подруга из актерского круга?

- Народная артистка Татьяна Васильева. Она действительно звезда и знаменитость. Это целая планета. Она тоже ленинградка. Мы поступали с ней вместе и тогда же подружились. В общежитии мы жили на ее 30 и мои 60 рублей, которые мне мама присылала. Мы все это тратили в течение трех дней, а дальше ели хлеб с водой.

С Татьяной Васильевой вы до сих пор дружите?

- Но с Таней мы тоже расставались. Вот видите, какая жизнь!

- Вы закончили во МХАТе актерский факультет. Вам не хотелось петь в кино?

- Я спела в фильмах "Так хочется тепла", "Дождь в чужом городе". Я спела одна, без Сережи. Очень хороший фильм "Дождь в чужом городе", замечательный. Потом еще спела песню в "Старомодной комедии", "Не возвращайтесь к былым возлюбленным" с Алисой Фрейндлих и Владимировым.

- А самой сыграть какую-то драматическую роль не хотелось?

- Как-то не получилось, мы все время ездили на гастроли.

- Не жалеете?

- Нет, что вы! Нисколько! То, что я в театр не попала, это просто мне повезло. Я бы там никогда бы не смогла, я-то себя знаю.

- А вас какие-нибудь театры присматривали, выбирали режиссеры?

- Когда я заканчивала, к нам пришел из театра Маяковского Гончаров на прослушивание. Я играла в "Хождении по мукам" Дашу, играла Соню в "Дяде Ване". Вспомнила сразу Валеру Хлевинского (Смеется). Когда я садилась к нему на колени и говорила: "Иван Ильич, я вас так люблю, так люблю, до самой березки". А он мне на ухо: "Стерва, врешь, все врешь" (Смеется). Потом мы расстались.

- Это тот, который играл в "Вечном зове" и "Большой перемене"?

- Да, и с которым у меня роман был (Смеется). Он очень серьезно ко мне относился. Когда мы уже заканчивали — Валеру сразу брали во МХАТ — меня вызвал Радомысленский и сказал: "Я надеюсь, у вас серьезные отношения. Мы готовы вам выделить комнату, если вы поженитесь". Я сказала: "Нет".

- Вы продолжаете петь, устраиваете концерты?

- И концерты, и пою.

- Соло или дуэтом?

- Нет-нет, не дуэтом. В основном соло. У Сережи есть племянник, зовут его тоже Сергей, фамилия его Тараненко. Он закончил фортепьянное отделение консерватории в Минске, и сейчас здесь заканчивает институт Шнитке по классу вокала. У него голос лучше, чем у Сергея в сто раз! Настоящий оперный голос.

Сережа с ним занимался много, он его очень любил, мне все время про него рассказывал. Я просила его показать, но он говорил: "Нет, он еще не готов, потом-потом". На поминках я с ним познакомилась. У нас в "Москонцерте" такое большое количество артистов, что никого не берут. Я его взяла в свой коллектив. Теперь он все-таки на какой-то зарплате, поет и без меня. Мы с ним сделали несколько дуэтов. Конечно, это совсем не то, что Сережа. Сами представьте, мне 70 и мальчик, которому 25 или 27 лет.

- Каковы ближайшие планы?

- Девятого апреля будет сольный концерт. Это концертный зал "Москонцерта" на Пушечной. Я приглашаю всех, кто захочет придти к нам. Нас немножко знают, потому что и он поет отдельно, и я.

Беседовал и подготовил к публикации 

Игорь Буккер


Галина Беседина: Жанр романса не востребован
Комментарии
Комментарии